Ахмед Сартаев: Я ничего не понимаю в ремонте авто и вряд ли когда-нибудь пойму

Два года назад казахстанский предприниматель Ахмед Сартаев открыл точку Вилгуд в Астане. С самого начала его опыт продемонстрировал, что формат эффективно работает и за пределами России.

сартаев

«Система дала мне пространство для экспериментов»

Я открыл свой автосервис в октябре 2016 года. До покупки франшизы я работал в разных сферахи никакого опыта в авторемонтном бизнесе не имел. Но давно восхищался тем, что делают Шерзод и Барно Турсуновы и хотел попробовать себя в новом направлении.

 С самого начала меня сильно удивили две вещи. Во-первых, культура поведения людей в этой сфере: мастер-консультант мог пропасть на несколько дней или опоздать на работу на два часа. Во-вторых, финансовые показатели. Несмотря на кадровые проблемы, автосервис уже в первый месяц принес выручку 1,5 млн тенге (304,5 тыс. рублей). Во второй месяц мы заработали уже 4 млн тенге (812 тыс. рублей).

 Так я убедился, что система Вилгуд работает даже в сложных условиях. И это дает мне пространство для экспериментов: выдвижения и проверки разных гипотез. 

 Тогда я, например, предположил: что, если проблема с кадрами коренится в низких зарплатах? Что если платить больше? Я предложил в объявлении зарплату втрое выше средней по казахстанскому рынку (средняя зарплата механика — 250 тыс. тенге, то есть, около 46 тыс. рублей) и квартиру бизнес-класса. За это я требовал, во-первых, выполнения определенных объемов работы, во-вторых, того, чтобы человек обучил мой персонал. И как только первый нужный человек приехал — из Кемерово, — сразу выросли и качество, и выручка.

 Я не перестаю удивляться тому, насколько у нас в Казахстане не организован авторемонтный бизнес. Будучи маленькой компанией, мы работаем —по сравнению с остальными —на высшем уровне. Этот уровень дает нам возможность устанавливать цены практически равные московским. И люди готовы платить — они платят за качество. В значительной мере это качество обеспечивает система Вилгуд. Клиенты не соприкасаются с ней напрямую, но оценивают ее плоды. Например, людям нравится, что им после обслуживания звонят, чтобы узнать довольны ли они. И, конечно, людей привлекают гарантии.

 В июне наш средний чек составил 58 тыс. тенге (10,7 тыс. рублей), а оборот — 13 млн тенге (2,4 млн рублей). В июле я поставил цель выйти на оборот 15 млн тенге (2,7 млн рублей). Это не предел. Я вижу потенциал для роста до 25 млн тенге (4,6 млн рублей) и открытия второй точки в следующем году. Потенциал кроется в дальнейшей оптимизации процессов, в более глубокой аналитике, в нашем новом руководителе с опытом управления дилерским центром. Перед новым руководителем я ставлю задачу повысить производительность труда механиков и организовать железный контроль качества слесарных работ.

«Я двигаюсь в сторону онлайн-продаж»

 Среди отличий казахстанского авторемонтного рынка от российского — отсутствие запчастей в немедленном доступе. Заказать у поставщика и получить в тот же день не получится. Поэтому в начале работы я организовал собственный склад, который контролирует программа Wilgood IS.

 Кроме того, я поставил эксперимент по стимуляции покупки запчастей именно у нас, введя дополнительную плату. За зависание машины у нас на подъемнике пока клиент сам ищет запчасти, мы брали 10 тыс. тенге в сутки (2 тыс. рублей). Это не сработало и мы отказались от этой идеи. Такой мертвый груз из зависших на подъемнике машин не окупался, при этом, плата вызывала у людей негатив. Теперь мы просто отказываем тем, кто хочет держать у нас машину и искать детали, так как держать занятым  подъемник обойдется мне слишком дорого, и мои сотрудники не смогут заработать.

 А вот со складом дела пошли хорошо. Оборот нашего склада сейчас составляет половину от общего: 6,5 млн тенге (1,2 млн рублей). Сейчас я двигаюсь в сторону онлайн-торговли. Развиваю сайт, чтобы клиент мог купить запчасти заранее с существенной скидкой, еще до приезда в автосервис.

 «Руль не поможет, если вы не можете найти в лодке дырки»

 Вилгуд — это набор готовых процессов, который можно использовать целиком или переделать под себя. Например, я использую не все возможности системы Вилгуд. Не пользуюсь возможностями бюджетирования (это связано с тем, что стандарты бухгалтерии в России и перешедшем на международный стандарт Казахстане — разные). Но я хочу использовать и эти возможности. Поэтому сейчас принимаю на работу отдельного человека, который будет вводить в программу Вилгуд те документы, которые раньше вводились только в 1С Бухгалтерия для Казахстана. Также есть функции Вилгуд, которые мне не подошли, потому что оказались слишком дорогими в моих условиях. Это колл-центр и маркетинг. Они у меня свои.

 Всеми остальными возможностями я пользуюсь. Принципиальные для меня плюсы Вилгуд — правильный документооборот и отличные инструменты по отслеживанию показателей работы. И грамотное определение границ для каждого сотрудника, минимизация риска, что человек намеренно или случайно сработает неправильно.

В стандартной конфигурации 1С у всех есть любые права, а процесс настройки каждому прав занимает долгое время. В Вилгуд же бизнес-процессы выстроены так, что права каждого заранее ограничены и любое их расширение, любой выход за рамки обычного требует обращения в службу поддержки и уведомления руководителя. Под такой подход заранее выстроен документооборот.

 Без грамотного документооборота об аналитике не может быть и речи. Никакой руль вам не поможет, если вы плывете в дырявой лодке и не знаете, где у нее дырки.

 «В системе Вилгуд меня привлекает возможность сосредоточиться на управлении»

 Возможно, рано или поздно я пришел бы к нынешним результатам и без Вилгуд, но это наверняка заняло бы гораздо больше времени и потребовало больше ресурсов. Почему бы не воспользоваться готовой вещью, если она уже есть? Когда ты идешь по уже проложенной колее, у тебя высвобождаются ресурсы и ты можешь потратить их на другое. Если бы не Вилгуд, мне пришлось бы прокладывать всю колею самому, вникать во все детали. А вместо этого я сейчас могу прокачивать себя как управленца. Могу учиться у тех, кто меня восхищает. 

 Я до сих пор практически ничего не понимаю в ремонте авто и вряд ли когда-нибудь начну разбираться в коробках передач. У меня есть ощущение, что если я полезу на этот уровень, я начну упускать другие, более глобальные вещи. Именно это привлекло меня в системе Вилгуд: возможность сосредоточиться на управлении, не вникая в технические детали. В системе Вилгуд бизнес-составляющая выделена таким образом, что разбираться в механике не нужно. Шерзод придумал механизм, который обязательно будет работать, если каждый на своём месте будет делать своё дело.

 Наверное, такой подход — это не единственный путь в этом бизнесе. Но мне такой путь подходит. И то, что я все делаю правильно подтверждается тем, что у меня сейчас неслыханная выручка для местного рынка.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Хотите получать обновления в почтовый ящик?